Правовая информация

Электронные доказательства в арбитражном процессе

В эпоху цифровизации жизни в целом и хозяйственного оборота в частности неудивительно, что все большее распространение в арбитражном процессе получают электронные (цифровые) доказательства.

Несмотря на то, что движение в сторону использования электронных доказательств происходят активно, сложностей остается достаточно много: практика принятия доказательств, их удостоверения и истребования несложившаяся, неустойчивая и противоречивая.

Если обратиться к общим положениям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), то согласно ст. 75 АПК РФ документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и порядке, которые предусмотрены АПК РФ, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором.

Таким образом, можно выделить два вида электронных документов: 1) простые (электронные копии документов, электронная переписка и т.д.); 2) заверенные электронной подписью. К ним могут быть отнесены документы, передаваемые по системе «Клиент-Банк», разного рода отчетность, документы, подаваемые для участия в электронных торгах, и т.д.

Определение электронного документа содержится также в Федеральном законе от 27.07.2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Согласно данному закону электронный документ – это документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) определяет электронный документ как информацию, которую зафиксировали с применением программных средств. Передача такой информации происходит с помощью электронных средств связи или на электронных носителях (абз. 2 п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Таким образом, электронные доказательства относятся российским законодательством к письменным доказательствам. Нужно отметить, что ещё до внесения соответствующих изменений в ст. 75 АПК РФ перечень доказательств был не исчерпывающим, что позволяло и ранее в качестве письменного доказательства рассматривать, например, электронную переписку.

Основная практическая проблема для профессионального судебного представителя состоит в том, чтобы подтвердить достоверность электронных доказательств. На сегодняшний день ни в законе, ни в практике арбитражных судов РФ не существует конкретных критериев достоверности информации, полученной в форме электронного документа.

Однако, исходя из той практики, которая имеется на сегодняшний день, главные критерии достоверности сводятся к тому, что такой документ должен быть:

Последний критерий можно оценивать по разному. С одной стороны, наличие этого критерия, говорит о некой несамостоятельности (несамодостаточности) электронных доказательств. Однако нужно реалистично смотреть на вещи и понимать, насколько сложно доказывать свою правовую позицию в суде, основываясь исключительно на электронных документах. Особенно учитывая тот факт, что до сих пор понимание юристами (судьями, в том числе) категории доказательств по делу как сведений о фактах, имеющих значение по делу, в первую очередь, ассоциируется с овеществленными предметами. С другой стороны, анализ соотношения одного какого-то конкретного доказательства с остальными доказательствами, по сути, есть один из элементов процесса исследования доказательств по делу и производится, в том числе, в отношении вещественных доказательств. В связи с чем можно сделать вывод, что последний критерий не дискредитирует электронные доказательства как самостоятельный вид доказательств.

На сегодняшний день в юридической практике (см.: Лаптев В.А., кандидат юридических наук, судья Арбитражного суда г. Москвы «Электронные доказательства в арбитражном процессе) выделяют следующие группы электронных доказательств:

1. Информация официальных сайтов публичных органов и организаций в сети Интернет.

Публичные органы и организации размещают соответствующие сведения (информацию) на официальных сайтах в сети Интернет, это в современных реалиях позволяет всем участникам гражданского оборота оперативно получать необходимую информацию.

В данном случае уже традиционными электронными доказательствами по делу стали: распечатки с сайтов информации из реестров Федеральной налоговой службы России (https://egrul.nalog.ru/); распечатки с сайта ФГУП «Почты России» (https://www.pochta.ru/tracking) с информацией об отслеживании отправки и получения оппонентом соответствующей корреспонденции, имеющей отношение к судебному спору;  распечатки с официального сайта Росреестра (https://rosreestr.ru/site/), который позволяет в режиме online получить информацию о постановке на кадастровый учет объектов недвижимости, об адресе и технических характеристиках объектов недвижимости; информация, полученная с использованием таких информационных ресурсов, как Интерфакс (http://www.interfax.ru/), СПАРК (http://www.spark-interfax.ru/) и др. 

По моему мнению, интерес представляют также информационные справочные сети, такие как БИТРИКС24, Контур.Фокус, Casebook и другие. Они предоставляют уже в отформатированном (нередко графически оформленном) виде срез информации по оппоненту, его благонадежности, добросовестности и о его деловой активности. Такая информация бывает очень полезной в корпоративных спорах, в делах об оспаривании сделок, при обосновании применения обеспечительных мер и т.п. 

Конечно, такая информация носит базовый справочный характер, и редко когда она сама по себе позволяет разрешить спор, однако именно она поможет определить основное направление исследования доказательств по делу.

К этой же группе электронных доказательств я бы отнесла информацию из сетевых СМИ.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» под сетевым изданием понимается сайт в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, зарегистрированный в качестве средства массовой информации.

В качестве электронных доказательств по судебному делу могут использоваться сведения, размещенные на таких сайтах сетевых СМИ, как РБК (http://www.rbc.ru/) или РИА Новости (https://ria.ru/). Использование данной информации получило широкое распространение в административной практике и даже может служить основанием для возбуждения дела об административном правонарушении (п. 4 ч. 2 ст. 39 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»).

При использовании этого вида электронных доказательств необходимо соблюдать ряд правил, позволяющих, в первую очередь, идентифицировать источник информации. Так, например, существует позиция Постановления Президиума ВАС РФ от 05.04.2021 N 16311/11 по делу N А40-7557/11-152-86, согласно которой распечатки страниц интернет-сайта не принимаются в качестве доказательства, если лицо, участвующее в деле, не обосновало допустимость их представления. В данном деле, на мой взгляд, проблемой был не сам факт того, что представленные доказательства были электронными, а тот факт, что на соответствующих электронных материалах не отображалась необходимая информация и они противоречили иным доказательствам по делу.

Читайте также:  Эцп для госуслуг онлайн

2. Электронные сообщения  (согласно ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» электронное сообщение — это информация, переданная или полученная пользователем информационно-телекоммуникационной сети)

В торговом обороте все большее распространение получает оформление и направление контрагентами друг другу документов с помощью средств электронной связи или замена их соответствующими электронными сообщениями. Такой подход является вполне обоснованным и соответствует положениям ст. 5 и абз. 2 ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). В международном торговом обороте этот процесс нашёл своё отражение достаточно давно — транспортные документы в бумажном виде и электронные сообщения имеют равную юридическую силу (п.А7 и п. А8 Правил Инкотермс-2000, например).

Еще ВАС РФ указывал на то, что подобная информация: электронная переписка, информация с жестких дисков и иных носителей и т.д., должна рассматриваться как надлежащее доказательство, несмотря на отсутствие в ней электронной подписи, а также на то, что она не является электронным документом как таковым (Постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 2021 г. N 18002/12). Причём данное правило действует вне зависимости от признания электронного взаимодействия сторонами процесса (соглашение сторон об обмене электронными документами между сторонами переписки либо процессуальное признание).

В судебной практике также была высказана позиция, согласно которой арбитражному суду необходимо учитывать электронные доказательства с иными, в частности, письменными доказательствами. Такая потребность существует вне зависимости от того, предусмотрен ли между сторонами электронный документооборот договором или нет (например, Определение ВАС РФ от 15 марта 2021 г. N ВАС-2621/10).

Подобным подходом признается возможность представления суду любых документов и материалов в качестве доказательств, если таковые содержат сведения об обстоятельствах, имеющих юридическое значение для правильного рассмотрения дела (ст. 89 АПК РФ). Однако нельзя забывать при представлении в суд электронных доказательств о том, что суд будет оценивать их достоверность, относимость, допустимость и достаточность таких доказательств.

Тем не менее, в судебной практике также можно встретить негативное отношение арбитражного суда к электронной переписке и электронным сообщениям.

В частности, Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 апреля 2021 г. N 10АП-17900/2021 (Постановлением АС Московского округа от 27.07.2021 N Ф05-10260/2021 оставлено без изменения) при отклонении в качестве доказательства электронных писем указано на то, что в соответствии с п. 4 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» необходимо подписание документа электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения. Таким образом, в отсутствие закрепления между сторонами в договоре возможности обмена документами с помощью электронных писем данные доказательства о каком-либо факте не будут рассматриваться как надлежащие.

С документами, подписанными электронной подписью, ситуация более определенная. Согласно ч. 3 ст. 75 АПК РФ они допускаются в качестве письменных доказательств. Закрепление в ГК РФ электронных документов (п. 2 ст. 160, п. 2 ст. 434 и т.д.) признало заключением договора в письменной форме, в том числе, обмен электронными документами, передаваемыми по каналам связи, под которыми понимается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

А с принятием Федерального закона от 6 апреля 2021 г. №63-ФЗ «Об электронной подписи» решено много вопросов, связанных с использованием хозяйствующими субъектами электронной подписи и электронных документов при совершении не только гражданско-правовых сделок, но и иных юридически значимых действий.

3. СМС и сообщения из мессенджеров

Использование людьми в последние несколько лет СМС-сообщений, а также мессенджеров Skype, Viber, WhatsApp, Telegram, Facebook Messenger и многих других уже стало обыденностью. Реалии настоятельно требуют задуматься о возможности использования их содержимого в качестве доказательств по делу. По мнению большинства юристов природа данных электронных доказательств близка к электронным сообщениям, понятие которых дано в ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Вместе с тем, на практике всё не так просто. Особенно в арбитражном процессе. Если суды общей юрисдикции в бОльшей степени проявляют лояльность к таким доказательствам, то особенности и «традиции» рассмотрения дел по экономическим спорам не дают однозначно положительной оценки данным доказательствам и их силе.

Однако само наличие прецедентов использования и принятия указанных выше электронных доказательств в рамках рассмотрения споров в предпринимательской сфере говорит о полноценном доказательственном потенциале электронных сообщений. Так, в сфере рекламы, например, установлен запрет на распространение рекламы посредством СМС-сообщений без предварительного согласия абонента (письмо ФАС России от 31.10.2021 N АК/43077/13, от 25.06.2021 N АК/24455/13 и др.). Доказательством нарушения данного правила, что может повлечь привлечение виновного лица к ответственности, могут служить, в частности, изображение рекламы, поступившей абоненту (фотография, сканкопия СМС-сообщения и т.п.), подтверждение факта поступления рекламы абоненту (например, детализация услуг связи от оператора, содержащая указание на факт соответствующего соединения).

Еще одним аргументом для судебного представителя при возникновении необходимости апеллировать к электронным доказательствам, является факт использования сведений мессенджеров в качестве электронных доказательств в практике международных судов, в частности, относительно мессенджера Yahoo (см. Постановление ЕСПЧ от 12.01.2021 по делу «Бэрбулеску (Barbulescu) против Румынии», жалоба N 61496/08).

Кроме того, в последние годы мессенджеры все чаще упоминаются в актах арбитражных судов: WhatsApp (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.01.2020 N Ф05-24406/2021 по делу N А40-70772/2021; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.05.2021 N Ф05-5881/2021 по делу N А40-85119/2021; Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.02.2020 N Ф06-57911/2020 по делу N А12-14532/2021; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2021 N Ф08-3363/2021 по делу N А32-7123/2021; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2021 N Ф09-7658/19 по делу N А60-66560/2021; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 01.11.2021 N Ф09-6847/19 по делу N А60-72497/2021; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30.07.2021 N Ф09-4657/18 по делу N А76-576/2021 и др.); Viber (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2021 N Ф05-18585/2021 по делу N А40-37096/2021; Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.02.2021 N Ф07-655/2021 по делу N А56-30432/2021; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10.03.2020 N Ф10-237/2020 по делу N А68-2715/2021); Skype (Постановление ФАС Московского округа от 25.10.2021 по делу N А40-113202/09-62-790, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 04.05.2021 N Ф09-3531/16, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.03.2021 по делу N А78-7055/2021; Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.11.2021 N Ф02-6141/201 по делу N А10-1842/2021; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.03.2021 N Ф05-1815/2021 по делу N А40-40359/2021; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.10.2021 N Ф08-8571/2021 по делу N А32-20542/2021; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.04.2021 N Ф08-2534/2021 по делу N А32-14429/2021; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 01.08.2021 N Ф10-2843/2021 по делу N А14-17242/2021 и т.д.)

Читайте также:  Скб контур работа с эцп

Необходимо, однако, учитывать, что СМС-сообщения, сообщения в мессенджерах или изображения, полученные и хранящиеся на мобильном телефоне абонента, могут содержать персональные сведения, обладающие режимом ограниченного использования (Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных»). Вместе с тем, нужно помнить, что обработка персональных данных допускается в случае необходимости для осуществления правосудия (подп. 3 п. 1 ст. 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных»).

4. Аудио- и видеозапись, цифровое фотоизображение

Судьям, а также судебным представителям в их практике приходится сейчас часто сталкиваться с электронными доказательствами на магнитных носителях, представляемыми сторонами по делу и содержащими аудио-, видеозапись или фотоизображения, а также использовать их и анализировать. Традиционный подход заключался ранее и в большей степени заключается и сейчас в возможности использования данных доказательств только наряду с другими.

Подвижки в применении данного подхода произошли с принятием ряда нормативных актов в сфере привлечения к ответственности за административные правонарушения. Так, в частности, Федеральным законом от 26.04.2021 N 114-ФЗ к числу доказательств, а именно к «документам», отнесены материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации (ст. 26.7 КоАП РФ). Ранее же ст. 26.7 КоАП РФ закрепляла формулировку «могут быть отнесены», и суды приобщали данные доказательства наряду со всеми иными собранными по делу доказательствами (например, см. п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006 N 18 совместно с вопросом N 15 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2021).

Доказывание юридических фактов посредством видео- и аудиозаписей нередко используется в корпоративных спорах (п. 107 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2021 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Как ранее уже отмечалось, по административным делам при нарушении законодательства о конкуренции для выяснения обстоятельств, имеющих значение для полноты проверки, антимонопольным органом могут осуществляться осмотр, фото- и киносъемка, видеозапись, снимаются копии с документов, а также делаются копии электронных носителей информации, о чем составляется соответствующий протокол осмотра (ст. 25.3 Закона о защите конкуренции; Приказ ФАС России от 25.05.2021 N 340).

Фотоматериалы, в том числе выполненные цифровыми устройствами, нередко выступают ключевыми доказательствами по делу (например, Постановление ФАС Центрального округа от 01.11.2021 по делу N А23-4551/10А-18-216, Постановление АС Поволжского округа от 03.11.2021 N Ф06-1934/2021).

Аудиозапись является весьма специфическим средством доказывания. Верховный суд РФ в Определении от 06.12.2021 по делу № 35-КГ16-18 напомнил, что аудиозаписи являются самостоятельным средством доказывания. В российских условиях, когда ряд договоренностей достигаются путем «джентельменских» соглашений и не фиксируются на бумаге, аудиозапись порой остается единственным способом доказать, что права одной из сторон нарушены. При этом осуществление диктофонной записи без ведома оппонента вовсе не делает подобное доказательство недопустимым (на это указал Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 02.10.2006 по делу № 09АП-10902/2006-ГК).

Судебная практика на вопрос, как оценивать и в каких случаях принимать электронные доказательства, однозначного ответа не дает.

Так, в частности позиция судов по отношению к переписке посредством e-mail пока еще остается противоречивой. С одной стороны, если в договоре сторонами прописан такой способ общения между ними, суды признают его допустимым письменным доказательством (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.08.2021 № Ф03-3226/2021 по делу № А73-12821/2021). С другой стороны, суды считают такой способ взаимодействия между сторонами договора приемлемым и относимым к доказательственной базе только при наличии определенных условий, которые позволяют абсолютно точно установить, что электронная переписка признана контрагентами способом обеспечения исполнения договора. Поэтому в качестве рекомендации все юристы советуют в тексте договоров делать специальную оговорку, в которой указывать, что стороны согласовали, что «электронная переписка, осуществляемая сторонами в целях выполнения обязательств по договору, а также передаваемые в ходе такой переписки электронные документы или электронные копии документов признаются контрагентами юридически значимыми в случае передачи их по адресам электронной почты, указанным сторонами в реквизитах договора, и являются письменными доказательствами в соответствии с нормами процессуального права». Если такое условие в текст договора не был включен, необходимо устранить этот пробел посредством заключения дополнительного соглашения.

Мое мнение сводится к тому, что похожее положение можно и необходимо включать в текст официальных писем, направляемых контрагентам. Деловая переписка также может осуществляться по электронным каналам, главное, чтобы стороны согласовали такой порядок в этой переписке или своими конклюдентными действиями подтвердили согласие на такой порядок взаимодействия. О деловой переписке я речь веду именно в контексте того, что она также является зачастую доказательством по делу. Грамотно организованная досудебная переписка с оппонентом позволяет формировать доказательственную базу целенаправленно и заблаговременно. Поэтому легитимизация таких документов в случае использования их в электронном виде, имеет ключевое значение. 

Читайте также:  Есиа плагин эцп

Безусловно, при переходе на электронный документооборот участник экономических взаимоотношений может ориентироваться на электронные адреса, приведенные на официальных сайтах, визитках сотрудников, в рекламных материалах, каталогах выставок и даже на бланках организаций.

Пока ещё существует достаточно высокая степень недоверия к электронным доказательствам по делу.  Тем не менее, мои наблюдения, как и наблюдения моих коллег, я думаю, заставляют видеть картину, согласно которой всё реже есть возможность, участвуя в судебных процессах, рассматривать какую-либо сделку, например, без анализа ее технико-технологического сопровождения. Не случайно сейчас появилось и развивается направление – электронный форензик. Несмотря на то, что это в бОльшей степени касается расследований и изучения финансовой активности, нередко такие расследования проводятся и в отношении соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, процедуры заключения договора и т.д.

При разрешении спора электронная переписка может сыграть решающее значение. Было бы стратегически неверно переоценивать электронные доказательства, но в купе с иными доказательствами, они действительно могут развернуть ход процесса и позволить отстоять правовую позицию доверителя в условиях дефицита вещественных или традиционных письменных доказательств.

Способы обеспечения электронных письменных доказательств разделяют на: досудебные, нотариальные, полученные судом (Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/2176-qqq-17-m3-17-03-2021-elektronnye-dokazatelstva-v-arbitrajnom-protsesse).

К досудебным, в частности, относятся договорные обеспечительные меры и самостоятельное заверение распечаток электронных документов.

Основной досудебный способ обеспечения электронных доказательств — внести соответствующее условие в договор. Согласно правилам абз. 1 п. 2 ст. 434 ГК РФ заключение договора можно подтвердить путем обмена электронными документами, если из документа ясно видно, что он исходит от стороны по договору. Такой договор будет действительным.

Арбитражные суды сформулировали правовую позицию по вопросам о договорном способе обеспечения доказательств. Контрагенты вправе прописать в договоре, что любые документы, переданные средствами факсимильной или электронной связи, обладают силой оригинала. В одном споре суд принял электронную переписку как доказательство, поскольку стороны указали в договоре, что такая переписка носит силу оригинала (постановление АС Московского округа от 06.04.2021 по делу № А40-41729/13-46-392).

Но если в договоре стороны таких условий не укажут, с очень высокой степенью вероятности суд отклонит доказательство в виде электронной переписки (постановления Суда по интеллектуальным правам от 19.01.2021 по делу № А40-217983/2021, АС Уральского округа от 20.10.2021 по делу № А60-54628/2021).

Заверение распечаток электронных документов также является способом обеспечения электронных доказательств. Если документ заверен надлежащим образом, арбитражный суд примет такое доказательство (ч. 8 ст. 75 АПК РФ). Далеко не всегда суды требуют нотариального заверения электронных доказательств. Однако такая процедура позволяет гарантировать себя от того, что Ваше доказательство будет проигнорировано или непринято судом.

Заверение электронных доказательств у нотариуса производится посредством составления нотариальных протоколов осмотра доказательств. Также участник спора вправе заявить ходатайство о нотариальном обеспечении доказательств по делу. Например, апелляция приняла в качестве допустимого доказательства нотариальный протокол осмотра интернет-сайта и размещенной на нем информации. Нотариус провел осмотр уже во время рассмотрения дела в апелляции (постановление 4ААС от 29.06.2021 по делу № А58-6199/2021). В другом деле суд удовлетворил ходатайство участника спора о нотариальном обеспечении доказательства по делу — электронной переписки между сторонами (постановление АС Северо-Западного округа от 20.03.2021 по делу № А56-70956/2021). Нотариус удостоверяет то, что видит на экране.

Помимо содержания, он может подтвердить другие данные, если они присутствуют. Например, контактные данные сторон спора.

Участник спора может направить в арбитражный суд заявление об обеспечении доказательств. Это можно сделать как до подачи иска в суд, так и в ходе работы по делу. Если заявитель обратился до предъявления иска, суд расценивает обращение как заявление о принятии предварительных обеспечительных мер. Независимо от времени направления заявления нужно соблюсти требования ч. 1 ст. 72 АПК РФ. Обратиться об обеспечении доказательств праве участники дела, если они опасаются, что иначе доказательства получить будет нельзя или затруднительно. Обычно суд применяет следующие способы обеспечения доказательств: запрещает удалять информацию или вносить изменения в информацию; предписывает обеспечить сохранность электронных документов и папок; инициирует осмотр информации, содержащейся в компьютерах, с фиксацией в бумажном протоколе результатов такого осмотра. Для обеспечения электронных доказательств могут привлечь экспертов. Например, до направления иска в суд заявитель обратился с ходатайством об обеспечении доказательств. Заявитель просил приставов-исполнителей и технических специалистов провести осмотр компьютеров. Это потребовалось, чтобы доказать использование нелицензионного программного обеспечения (постановление 3ААС от 05.02.2021 по делу № А33-24660/2021). Аналогичные способы обеспечения доказательств встречаются в делах № А45-22420/2021 и № А56-12157/2021.

В завершении хочется обратить внимание на то, что развитие института использования электронных доказательств не просто цивилизационная правовая необходимость, но и способ реального расширения возможностей по судебной защите своих не только материальных, но и процессуальных прав.

* Обращаю внимание, что рассмотренные примеры использования электронных доказательств в арбитражном процессе составляют лишь их часть. Настоящая заметка не является научным исследованием, а носит справочно-информационный и практический характер.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector