Применения электронной подписи при совершении импортных или экспортных операций — Удостоверяющий центр СКБ Контур

Что делать?

На сегодняшний день известно два основных подхода, которые могут решить проблему организации трансграничного ЭДО.

А что в итоге?

На сегодняшний день уже есть примеры реализованных проектов трансграничного ЭДО с привлечением ДТС. Кроме того, задача по созданию сервисов ДТС указана в Программе «Цифровая экономика Российской Федерации».

Однако, чтобы масштабировать это решение, положение о ДТС, функции ДТС, регламенты работы ДТС и другие аспекты должны быть определены и приняты на государственном уровне.

«Тема трансграничного ЭДО очень масштабна и не так проста, как кажется на первый взгляд. Но все кажущиеся сложности – не повод отказываться от проектов организации трансграничного ЭДО. В настоящее время юридически значимый трансграничный электронный документооборот – уже реальность. Ряд наших крупных клиентов уже приступили к реализации подобных проектов. Часто схема работы разрабатывается нами индивидуально. Накопленная экспертиза в вопросах организации трансграничного ЭДО позволяет нам с уверенностью сказать, что мы можем и хотим помогать своим клиентам настраивать схемы взаимодействия и предлагать индивидуальные решения, которые учитывают все нюансы»,

— завершает экспертный анализ Артем Андреюк.

Вывоз-ввоз криптографии

Суть подхода заключается в том, что нерезидент России получает НЭП (неквалифицированную электронную подпись) в удостоверяющем центре КОРУС Консалтинг СНГ. Сделать это можно, лично посетив УЦ или направив по почте в УЦ оригиналы документов, заверенные международным нотариатом.

Представитель международного контрагента так же приобретает Крипто Про (криптографическая утилита для генерации электронной подписи, работы с сертификатами, ключами т.д.) версии 3.8. К вывозу за пределы России разрешена именно эта версия ПО. При таком подписании электронных документов резиденты РФ используют квалифицированную электронную подпись (КЭП), нерезиденты — неквалифицированную (НЭП).

Этот вариант имеет ряд технических и организационных сложностей:

  • Экспорт и импорт криптографии – сложная и дорогостоящая процедура, затрудняющая масштабирование данного варианта.
  • Использование средств криптографии требует их периодического обслуживания удостоверяющими центрами. Обеспечить такое обслуживание не в стране выдачи и присутствия УЦ затруднительно или невозможно.
  • Электронный документ, подписанный таким способом, не будет признан юридически значимым в стране нерезидента.

Таким образом, вариант, основанный на вывозе и ввозе криптографии, не является технологичным и пригодным для массового использования.

Без вывоза-ввоза, при участии доверенной третьей стороны (ДТС)

Доверенная третья сторона — организация, наделенная в соответствии с законодательством государства правом осуществлять деятельность по проверке электронной цифровой подписи (электронной подписи) в электронных документах в фиксированный момент времени в отношении лица, подписавшего электронный документ.

Для обмена электронными документами между правительствами двух стран (G2G) функции ДТС выполняет Минкомсвязь России. Это регламентировано постановлением правительства Российской Федерации N 698 от 24 июля 2021 года.

Таким образом, преград для G2G обмена ЭДО документами в настоящее время нет.

При B2G и B2B взаимодействии все не так просто. Сейчас такие документы, как Положение о ДТС, регламент работы Оператора ДТС и другие документы, которые должны регламентировать действия ДТС, еще не приняты на уровне Правительства РФ, что затрудняет прозрачную организацию трансграничного ЭДО через сервисы ДТС.

«Несмотря на сложности, провести пилотные проекты с использованием сервисов ДТС нам позволила так называемая «множественность подписи», то есть возможность заверять некоторые документы несколькими ЭП с одной стороны. После проверки достоверности иностранной ЭП на документе дополнительно проставляется российская усиленная квалифицированная электронная подпись. Документы, подписанные таким образом, можно предоставлять в контролирующие органы. Это подтверждает ФНС в официальном ответе на запрос КОРУС Консалтинг СНГ»,

— поясняет Артем.

Кому это всё интересно


Очевидно тем, кто хочет торговать на Лондонской бирже, а также тем, кто по роду деятельности причастен к исполнению 63-ФЗ. Ну и, надеюсь, вообще всем, кому небезразличен прогресс.

Если хабру данная тема будет любопытна — с удовольствием отвечу на вопросы.

Опыт внедрения электронной подписи в странах европы и снг

Электронная подпись — аналог обычной, но выполненный в цифровом формате. В настоящее время широко применяется в странах мира, в том числе Европе. В России используется недостаточно широко, но увеличение деловых контактов с зарубежными партнерами ведет к активизации ее применения в деловой и финансовой сфере.

Электронная подпись (ЭП или ЭЦП) применяется во всех странах Евросоюза. Используют ее и государства, не входящие в организацию — Беларусь, Швейцария, Албания, Молдова, Черногория. Удобство ее применения объясняется возможностью удостоверять цифровой документ, который может быть переслан по электронной почте, передан на флешке. При этом он сохраняет свою законность и является обязательным к использованию как обычный, выполненный на бумаге. Основные преимущества цифрового документа

  • электронная подпись уникальна, ее невозможно подделать;

  • она идентифицирует человека, поставившего ее на документе;

ЭЦП нельзя скопировать (установленная на чипе защита полностью исключает такую возможность).

Единственной сложностью ее применения является высокая стоимость систем безопасности, защищающих электронные носители от взломов и подделок.

Где получить электронные подписи в Европе

В странах, принявших закон об использовании ЭЦП, действуют специальные удостоверяющие центры, где производился выдача подписных чипов.

В Германии этим занимается Федеральная нотариальная камера. Выдается сертификат на этот вид деятельности полугосударственным юридическим структурам и частным нотариальным фирмам. Деятельность последних постоянно проверяется на предмет ее соответствия законодательству.

Во Франции закон об упорядочении использования цифровой подписи принят в 2000 году. Он узаконил цифровую документацию, приравнял ее к бумажной и разрешил применять во всех сферах правовой деятельности. Несмотря на максимальную легализацию электронный оборот документов жестко контролируется. Выдача сертификатов и ключей производится государственными структурами.

Получение электронно-цифровой подписи производится в аккредитованных Минкомсвязи РФ удостоверяющих центрах.

Список удостоверяющих центров России

Центры, занимающиеся выдачей ЭЦП, получают аккредитацию в Минкомсвязи РФ. В каждом регионе есть свои организации, где можно купить цифровую подпись. Самые крупные из них

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также

Применения электронной подписи при совершении импортных или экспортных операций

Экспортеры и импортеры могут рассчитывать на упрощение таможенного декларирования, ускорение расчетов, получение вычетов НДС при использовании электронных документов в сделках с партнерами из Таможенного союза. Подтверждать расходы, произведенные в этих странах, тоже будет проще.

Читайте также:  Как открыть ИП через интернет: инструкция по регистрации ИП онлайн

Практически завершена подготовка постановления Правительства РФ о наделении Минкомсвязи России новыми полномочиями (документ размещен на едином госпортале нормативных актов). В частности, ведомство примет на себя роль так называемой «доверенной третьей стороны» при обмене электронными документами во взаимной торговле в рамках Таможенного союза — Россия, Белоруссия, Казахстан. В скором времени в ТС вступит также Армения, в стадии активных переговоров находится Киргизия.

Очередной бюрократической регуляцией постановление выглядит только на первый взгляд. Чтобы понять его значимость для компаний, нужно вспомнить о тонкостях применения электронной подписи при совершении импортных или экспортных операций. Или даже просто при необходимости подтвердить расходы, произведенные на территории иностранных государств.

Счета-фактуры, таможенные декларации, первичные документы (к примеру, товаросопроводительные документы, накладные и пр.), оформленные в электронном виде, должны быть подписаны квалифицированной электронной подписью (КЭП) – это предусмотрено российским законодательством.

С одной стороны, Федеральный закон от 06.04.2021 № 63-ФЗ «Об электронной подписи» говорит о легитимности ЭП других государств. С другой, налоговые органы принимают и признают только документы, подписанные именно квалифицированной электронной подписью.

«Выдать такую подпись вправе лишь аккредитованный Минкомсвязи удостоверяющий центр.  Однако пройти процедуры аккредитации иностранной фирме не по силам, в том числе из-за жестких требований ФСБ России к средствам криптографической защиты, — поясняет Анастасия Лабуцкая, эксперт СКБ Контур. — Вот и получается, что любые электронные подписи, созданные в иностранном государстве, в лучшем случае будут считаться в России неквалифицированными. Проще говоря, компания сможет принять участие в торгах по госзаказу, но не сможет получить электронную банковскую гарантию (в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2021 № 44-ФЗ). Не сумеет пройти таможенные процедуры при импорте или экспорте товаров, направить электронные документы для получения вычетов в налоговый орган», — заключает Лабуцкая.

Понятно, что все это негативно отражается на объемах товарных потоков, затрудняет и удорожает закрытие сделок, замедляет процессы выпуска товаров в обращение, получение вычетов экспортерами, повышает риски импортеров. 

Теперь Минкомсвязи займется установлением легитимности электронных подписей, выданных по законодательству иностранного государства, тем самым обеспечивая юридическую значимость электронных документов при трансграничном документообороте.

«Таможенное декларирование, как и представление счетов-фактур, и налоговых деклараций в органы ФНС России, подпадает под государственные процедуры. Поэтому разрешить проблему предстоит также государственному органу, в том числе в части коммерческих потоков» — уточняет Анастасия Лабуцкая из СКБ Контур.

Подготовка постановления практически завершена, ожидается, что новый порядок признания иностранных ЭП начнет полномасштабно применяться с 1 января 2021 года.

Решение

Для начала аббревиатура: ДТС. Соответствует термину Доверенная Третья Сторона (TTP — Trusted Third Party) из международного стандарта X.842. Из всех возможных сервисов которые может предоставлять ДТС здесь используется только один — сервис валидации (т.е. проверки подписанных данных).

Собственно решение:Если коротко, то все сводится к замене договорных отношений между например, Василием и Джоном (или пользователем Василием и Лондонской биржей), на более длинную, но и более работоспособную цепочку:

С какими сложностями сталкиваются участники трансграничного эдо?

Основная проблема, с которой мы сталкиваемся при решении такой задачи — каждая страна имеет свою особенную криптографию, несовместимую с другими. Так, например, электронный документ, подписанный электронной цифровой подписью (ЭП) на основе Российских средств криптографической защиты информации, не может быть проверен при помощи средств ЭП Республики Беларусь, и наоборот. Аналогичная ситуация возникает и со всеми другими странами»,

— отмечает Артем.

На практике организация трансграничного ЭДО актуальна не только для иностранных компаний, осуществляющих импорт или экспорт товаров на территории Российской Федерации. Трансграничный ЭДО также востребован в банковской деятельности, например, в сфере валютного контроля, при предоставлении отчетности и обязательных документов в контролирующие органы, таможенном декларировании и других процессах B2G взаимодействия.

Сравнительный анализ использования эп в россии и за рубежом

Начать анализ использования ЭП за рубежом хотелось бы с рассмотрения электронного документооборота Соединённых Штатов Америки. В США также как и в России электронная подпись снабжается сертификатом. Сразу хотелось бы отметить важную деталь: данный сертификат представляет собой электронный документ, содержащий открытый ключ, данные о владельце и об организации, выдавшей сертификат. Он подписывается электронной подписью выдавшей организации. Таким образом, создаётся возможность установления своего рода цепочки верификации: в электронном сообщении отправляются несколько документов, как то непосредственно относящийся к цели документооборота и подписанный ЭП контрагента документ и сертификат с отрытым ключом, подписанный ЭП выдавшей организации. Получатель вначале проверяет с помощью публичного, общедоступного ключа сертификат, а затем с помощью открытого ключа из сертификата проверяет основной документ[1]. На мой взгляд, представление сертификата в виде электронного документа ускоряет документооборот, повышает его эффективность.

Другая особенность электронного документооборота в США – предложенный в 1991 г. стандарт цифровой подписи (digital signature standard), который предполагал создание отдельных сетей с использованием в них ЭП с симметричным шифрованием[2]. Этот стандарт был ориентирован на использование ЭП преимущественно в документообороте государственных органов, отсюда расчёт на создание отдельной сети каждого органа, доступной ограниченному кругу лиц. Симметричное шифрование, популярное на тот момент в США представляло собой единый ключ, которым обладали оба субъекта документооборота и, соответственно, оба могли подписывать и «снимать» подпись с документов. Уже тогда многим видны были перспективы ЭП, поэтому стандарт предусматривает привлечение частных компаний в сферу сетей ограниченного пользования и призывает к созданию подобных сетей компаниями, желающими участвовать в электронном документообороте с использованием ЭП. Вполне логично, что данное предложение не встретило одобрения и не прижилось в силу сопряжённых с ним значительных издержек и неудобств эксплуатации подобных сетей. Схожая норма есть и в российском 63-ФЗ, предусматривающем создание корпоративных информационных систем, которые, так же как и в США, являются относительно редкими.

Также можно отметить наличие негосударственного регулирования в сфере электронного документооборота и использования электронной подписи, то есть то, что некоторые учёные называют проявлением гражданского общества. Это выразилось, например, в принятии Американской Ассоциацией Юристов (ABA) в августе 1996 г. «Рекомендаций» (“Guidelines”), в которых давались подробные указания по использованию ЭП[3]. В условиях отсутствия специального законодательства, «Рекомендации» имели не только практическое, но и догматическое значение, поскольку многие их положения легли в основу законодательных инициатив по регламентации использования ЭП. Стоит отметить, что и для России подобное регулирование, устанавливаемое снизу не новость – ежегодно проходят конференции и семинары, объединяющие технических специалистов, юристов, потенциальных и реальных пользователей электронной подписи. Помимо всего прочего, результатом данных мероприятий является выработка рекомендаций, возможных поправок в законодательство, обсуждение перспектив и проблем. Дело лишь в том, что слабое взаимодействие власти и общества не позволяет своевременно воплощать инновационные идеи, исходящие, как нетрудно убедиться, от квалифицированных и компетентных в вопросе людей.

Читайте также:  Настройка сайта Госуслуги для работы с ЭЦП

Осветив некоторые аспекты использования ЭП в США, хотелось бы уделить внимание Азии, взяв за основу для анализа ситуации наиболее динамично развивающуюся азиатскую страну – Китай. Учёные выделяют ряд необходимых для электронного документооборота и коммерции требований к электронным сообщениям: достоверность, целостность, конфиденциальность и невозможность отказа или аннулирования[4]. Разумеется, возможность электронных сообщений соответствовать этим требованиям ставится под сомнение уже в силу отсутствия гарантии того, что ЭП использована именно её законным обладателем. Говоря об алгоритмах ЭП, автор разделяет симметричную и асимметричную системы. Как уже упоминалось выше, симметричная система создаёт ряд дополнительных затрат, кроме того увеличивается риск утраты тайны ключа, поэтому автор предлагает к рассмотрению инфраструктуру открытых ключей[5] (PKI – Public Key Infrastructure), служащую для функционирования асимметричной системы, наиболее широко применяющейся сейчас. Однако для Китая, как логично следует из рассуждений автора, проблема конкуренции двух систем всё ещё существует, почему и высказываются сомнения в обоснованности использования симметричной системы.

Инфраструктура открытых ключей, по мнению учёного, гарантирует достоверность, целостность и конфиденциальность электронных сообщений. Тем не менее, под сомнение ставится невозможность отказаться от подписанных сообщений, однако, это обстоятельство является позитивным для владельца ЭП, позволяя отказаться от заключённых без его воли обязательств, и негативным для получателя сообщения, который может нести убытки в связи с отзывом сообщения. В данном случае необходим баланс интересов, но он, очевидно, не достижим, поэтому единственный вариант решения – совершенствование средств защиты ЭП.

Интересны выделяемые подходы к законодательству об электронной подписи:

  1. Прескриптивная модель, созданная в США и критикуемая за высокий уровень защиты удостоверяющих органов при низкой защите потребителей – субъектов электронного документооборота[6].
  2. Минималистская модель, также созданная в США, подходящая, по мнению автора, скорее для систем общего права, поскольку оставляет свободу для рынка определять, какие технологии войдут в практику. Более того, модель предполагает простое уравнивание собственноручной и электронной подписей, полагаясь на судей, тогда как в Китае судьи не обладают такой компетенцией, как американские[7].
  3. Гибридная модель, созданная ООН, которая предусматривает приравнивание электронной подписи к собственноручной только в случае соответствия документа вышеназванным требованиям, что подчёркивается автором, как достоинство модели[8].

Основными проблемами применения ЭП в Китае являются отсутствие единой системы удостоверяющих органов и единой законодательной базы, различающейся от провинции к провинции. Что характерно, первая из названных проблем присутствует и в России. Некоторые учёные полагают, что диспозитивное регулирование отношений электронного документооборота в китайских правовых условиях неприемлемо, а значит необходимо принятие императивного закона, устанавливающего единые рамки для всей страны.

Продолжая анализ мировой практики использования ЭП, остановимся на Австралии, где электронная подпись также является одним из неотъемлемых атрибутов бизнеса. Рассматривая ситуацию более подробно, мы увидим общемировые тенденции, так, Стив Орловски выделяет модели электронного документооборота: открытую и закрытую[9]. Суть в том, что в открытой модели достаточно простого обмена ключами, тогда как в закрытой модели необходимо предварительное соглашение сторон. Выделяется и третья модель – открытая, но ограниченная. Она нам хорошо знакома по российской действительности: между двумя сторонами стоит посредник, своего рода идентификатор – удостоверяющий центр (далее – УЦ). Автор видит тенденцию в продвижении от закрытых моделей к открытым, посредством открытой, но ограниченной модели. В свете вопросов глобализации эти аналогичные во всех странах процессы наводят на мысль о формировании единого экономического пространства. Кроме того, С. Орловски приводит различение технологий защиты на симметричные, асимметричные, биометрические и предлагает совместное их использование. При этом, он отмечает некоторое неудобство симметричных и биометрических технологий (необходимость регистрации). Также С. Орловски поднимает проблемы аккредитации государством УЦ и межгосударственного признания выданных внутри конкретной страны ЭП[10]. В целом, проблемы идентичны тем, что мы находим в России и других странах.

Следующим пунктом нашего анализа будет африканский регион и рассмотрим мы его на примере Туниса. Законодатель Туниса во многом ориентировался на первый в мире закон об электронной подписи, принятый в США в штате Юта в 1995 г. Однако в законодательстве Туниса оставлено больше свободы: наряду с цифровой могут использоваться другие типы электронной подписи[11]. Как и большинство других стран Тунис воспринял модель, названную С. Орловски открытой, но ограниченной. Но есть и существенное отличие: закон Туниса предусматривает аккредитацию (лицензирование) всех УЦ. Это значит, что не существует множественности в расценках, оформлении, обеспечивается высокая степень защиты электронных подписей. Система достаточно централизована: УЦ подчиняются Национальному Агентству по Электронной Сертификации (НАЭС)[12], которое, в свою очередь, подчинено Министерству Телекоммуникаций. Таким образом, между министерством и УЦ создан буфер, осуществляющий менеджериальные функции, тот самый, который предлагается российскими юристами, разрабатывающими эту проблему, под названием федеральный УЦ. Кроме всего прочего, предусматривается разграничение ответственности УЦ и владельца ЭП, предусматриваются финансовые гарантии; важное место занимает защита стороны договора, потребителя, когда их контрагент использует ЭП. Как и в других странах предусматривается признание ЭП, полученных за рубежом.

Наконец мы подошли к рассмотрению практик использования ЭП в Европе. Мы сознательно освещаем данный вопрос последним, поскольку считаем Европу регионом, где наиболее развит электронный документооборот и, соответственно, шире простор для нашего исследования. Именно в Европе возник и получил распространение тип документооборота, названный открытым, но ограниченным. Более того, развитие криптографических методов защиты информации связано с признанием несовершенной симметричной системы и созданием асимметрии ключей. В настоящее время ставятся вопросы создания общеевропейского правового и экономического пространства, в рамках которого необходимы признаваемые всеми сертификаты ЭП. Вопрос в том, насколько жёсткой должна быть структура УЦ, должны ли УЦ проходить обязательную аккредитацию[13]. Юристами предлагается допустить существование как аккредитованных, так и не аккредитованных УЦ, при этом предполагается, что страны с обязательной аккредитацией должны признавать ЭП, выданные в странах, где действуют не аккредитованные УЦ. Очевидно, такое положение оставляет свободу международных договорённостей, что непререкаемо в силу суверенитета государств, но с другой стороны становится препятствием к установлению  единых европейских стандартов. Как бы то ни было, большинство авторов призывают к международному сотрудничеству, единству правового регулирования и рациональным решениям в принятии стандартов электронного документооборота.

Читайте также:  Не устанавливается рутокен эцп

Разумеется, в данной работе мы не можем умолчать о Директиве ЕС 1999/93 Европарламента и Совета от 13 декабря 1999 г. «О создании в Сообществе основы для применения электронных подписей»[14]. Этот документ был призван стандартизировать применение ЭП в странах ЕС, что и было реализовано на практике, более того, многие страны, не являющиеся членами ЕС построили собственное законодательство, основываясь на положениях директивы.

Следует отметить, что несмотря на некоторые неясности и ошибочное восприятие отдельных положений названного документа, общие тенденции его рецепции в национальные правовые системы характеризуются положительно. Итак, возникновение отдельных проблем, связанных с международным использованием ЭП, обуславливается незначительными неточностями и возможными пробелами законодательства, устраняемыми в ходе судебных разбирательств по подобным делам.

На наш взгляд, Россия не должна дистанцироваться от зарубежных стран, особенно в вопросах, касающихся любых достижений, в том числе достижений правовой мысли. Наши законодатель и правительство должны воспринимать новейшие тренды развития и, выделяя лучшие, проецировать их в российскую действительность. Например, говоря об электронной подписи в США, мы упомянули два принципиальных момента. Первый – представление сертификата ЭП в электронном виде, заимствование этой практики положительно отразилось бы на скорости документооборота и снизило ряд иных затрат. Второй момент – сотрудничество власти и общества, по крайней мере в плане подготовки проектов и консультаций о своевременности и необходимости нововведений. Как уже говорилось выше, наши учёные и бизнесмены способны выдвинуть множество концепций и проектов преобразований для совершенствования электронного документооборота, в частности, института ЭП. В рамках сказанного предполагается проведение семинаров, конференций, иных научных мероприятий; возможна и приветствуется практика предложения указанными конференциями и семинарами разработанных ими резолютивных документов, проектов нормативных актов в качестве законопроектов депутатам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Следовательно, присутствие депутатов ГД на таких мероприятиях крайне важно для сотрудничества государства и общества, а равно и для наилучшего выражения парламентариями воли населения. Кроме того, необходима подготовка IT-специалистов, компетентных в экспертизе электронных документов, шифровании, экспертизе серверов Интернет. При достаточном количестве таких специалистов можно обеспечить высокий уровень судебной защиты субъектов документооборота, при участии судебных или независимых IT-экспертов. Говоря об использовании ЭП в Тунисе, мы упоминали о федеральном УЦ, однако, спецификой Туниса является высокая автономность аналогичного агентства. Возможно, в российских условиях уместно создавать не подведомственный министерству, а только подотчётный ему ФУЦ, действующий на частных началах и занимающийся аккредитацией и контролем УЦ. Наконец, важно сказать о международном сотрудничестве: Россия не должна оставаться за пределами Европы, поэтому для развития российского бизнеса необходимо приближение законодательства России к европейскому. Законодатель может ориентироваться на вышеупомянутую Директиву ЕС, трансформируя правовые нормы. Наряду с этим, заключение международных договоров с государствами-членами ЕС о признании ЭП, выданных российскими УЦ также представляет первостепенную задачу экономической интеграции России в ЕС.  

Электронная подпись в торгах

Можно ли участвовать в торгах за границей? Что необходимо сделать, чтобы пользоваться эцп на гос. площадках? Каким образом можно продублировать ЭЦП? У организации изменился адрес, нужна новая ЭЦП? Лев Плинер продолжает отвечать на ваши вопросы

Вопрос. Каким образом можно продублировать ЭЦП? У нас есть один рутокен, но возникла необходимость параллельно работать и размещаться с нескольких рабочих мест.

Ответ. Сертификат выдан на конкретное лицо, мы рекомендуем НЕ передавать ключи третьим лицам даже в пределах организации. Лучше получить ключи на каждого, кто планирует участие в торгах. Площадки имеют очень гибкие настройки, таким образом, вы сможете дать возможность разным сотрудникам выполнять только определенные действия на площадке, например, готовить документы, или следить за состоянием размещенного заказа без возможности подписывать контракт, или непосредственно участвовать в торгах и подписывать контракт.

Если говорить о техническом решении, то оно возможно. Ключи могут храниться как на внешних носителях, так и в реестре компьютера. 

Вопрос. Если в организации изменился КПП по причине объединения налоговых, можно ли принимать участие в торгах с уже существующей цифровой подписью? В бумажных документах всё равно будет фигурировать новый КПП.

Ответ. К сожалению, таким сертификатом нельзя пользоваться. В сертификате вашей организации есть реквизит КПП, и если вы продолжите пользоваться старым сертификатом, сведения о вашей организации окажутся недостоверными. А это чревато отклонением заявки или отказом заключить с вами контракт. Поэтому лучше обновить сертификат.

Вопрос. Если у нас есть носитель с ключом на площадки, b2b к примеру. Есть лицензия Крипто Про. Нам необходимо добавить доступ к госплощадкам. Можем ли мы добавить это на существующий носитель? И что еще нам необходимо будет сделать, чтобы пользоваться эцп на госплощадках?

Ответ. В порядке получения сертификатов ключей подписи для площадок госзаказа указано, что сертификат может быть выдан только на сертифицированном носителе. Если вы получали сертификат только для b2b, скорее всего, вам надо будет получать новый носитель.

Для участия в госторгах нужно приобретать специальный сертификат.

Вопрос. Возможно ли использование ЭЦП при участии в торгах из другого города?

Ответ. Да, вы можете участвовать в торгах в любом месте, где есть интернет. Помните только, что есть ограничения на вывоз КриптоПро за границу. Мы рекомендуем участвовать в торгах в России.

Вопрос. Подскажите, сейчас меняем ключ на новый, какой лучше получать ключ: ЭЦП или, может, получать КЭП?

Ответ. Если вы в скором времени планируете принять участие в торгах, рекомендуем ЭЦП, можно выбрать любой подходящий сертификат из каталога ecpexpert.ru/certificate.

Ситуация с КЭП нам пока не ясна. В настоящий момент КЭП необходим только Заказчикам по 223-ФЗ для регистрации на Общероссийском официальном сайте в специальной секции для субъектов 223-ФЗ.

Вопрос. Если у организации изменился адрес, нужна новая ЭЦП или можно что-то изменить?

Ответ. В сертификате не фигурирует адрес организации. Если при переезде КПП сохранился, можно работать с имеющимся сертификатом. Но не забудьте изменить необходимые документы на электронной площадке и данные в личном кабинете!

Вопрос. Можно ли участвовать в торгах за границей?

Ответ. Есть ограничения на вывоз криптографии за рубеж, на это надо получать специальное разрешение. Если для вас это критично, рекомендую задать вопрос производителю криптопровайдера.

Вопрос. Один человек работает в нескольких организациях и имеет свою ЭП для каждой. Можно ли хранить их все на одном носителе? Законно?

Ответ. Да, можно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector