Минцифры: действующие электронные подписи можно будет применять в 2022 году — Бухонлайн

Минцифры: действующие электронные подписи можно будет применять в 2022 году — Бухонлайн Электронная цифровая подпись
Содержание
  1. Где получать подписи сотрудникам и уполномоченным лицам. электронные доверенности
  2. Законодательство об эдо в государственном управлении
  3. Национальное законодательство зарубежных стран
  4. Новые правила для компаний и ип с января 2022 года
  5. Объявлен переходный период
  6. Сравнительный анализ использования эп в россии и за рубежом
  7. Статья 14 ошибки в электронных сообщениях
  8. Статья 17 участие региональных организаций экономической интеграции
  9. Статья 18 последствия для внутригосударственных территориальных единиц
  10. Статья 20 обмен сообщениями согласно другим международным конвенциям
  11. Статья 21 процедура и последствия заявлений
  12. Статья 4 определения
  13. Статья 6местонахождение сторон
  14. Типовые законы “об электронной торговле” и “об электронных подписях”
  15. Требования, которые предъявляются к уц с 01 июля 2021 года
  16. Удостоверяющие центры, прошедшие аккредитацию
  17. Эдо в законодательстве ес

Где получать подписи сотрудникам и уполномоченным лицам. электронные доверенности

С 1 января 2022 года сотрудники организаций и уполномоченные лица должны использовать свою личную подпись и для рабочих, и для личных документов (пп. 2 п.1 ст. 17.2 и п. 2 ст. 17.3 476-ФЗ). Такая подпись называется «электронная подпись физического лица» — в ней указаны только ФИО сотрудника и нет данных о юрлице, в котором он работает.

Если на 1 января у сотрудника есть электронная подпись УЦ, аккредитованного по новым правилам УЦ, он может продолжать использовать ее. А уже следующую подпись получать по новым правилам — обратившись в аккредитованный УЦ, например, в Контур.

Использовать подпись физлица для документов организации можно будет только вместе с электронной доверенностью (официальное название — доверенность в машиночитаемом виде). На внедрение этой доверенности понадобится время: разработать принципы её работы, утвердить необходимые нормативные акты, научить информационные системы и сервисы принимать доверенности.

Поэтому, прежде чем менять свою подпись на подпись физлица, убедитесь, что нужная вам система или портал принимает электронные доверенности. И только после этого обращайтесь в УЦ.

Вероятно, первые новости о доверенностях появятся ближе к концу 2021 года. Чтобы узнать их, следите за новостями своих информационных систем (ФНС, ФТС и т.д.), а также крупных операторов ЭДО и отчётности.

Законодательство об эдо в государственном управлении

Важнейшей тенденцией является закрепление в зарубежном законодательстве возможности и даже необходимости использования информационно-коммуникационных технологий в государственном управлении. Так, например, в США, Италии, Финляндии и Греции приняты законы, регулирующие переход к электронному документообороту в административных отношениях.

В США в соответствии с законом 1998 г. о ликвидации бумажного документооборота в государственных органах были разработаны правила, направленные на то, чтобы облегчить государственным органам определение, какие документы могут быть переведены в электронную  форму, а  какие должны быть сохранены в бумажном виде; решить вопрос о регистрации и хранении документов.

В Греции законы № 150/2001, 2672/1998 и 342/2002 признают электронную подпись и предусматривают электронный документооборот между юридическими лицами в сфере публичного права, публичными учреждениями и органами местного самоуправления, а также всеми перечисленными структурами, с одной стороны, и физическими лицами – с другой.

Итальянский Кодекс цифрового управления формирует правовые основы развития электронного государства, в том числе получение информации и других услуг в электронном виде. Кодекс гарантирует, что население в целом и бизнес в частности имеют правовое основание использовать электронные средства при обращении в государственные органы, а последние обязаны предоставлять услуги в электронном виде.

Мировой тенденцией является стремление государств обеспечить общий подход к использованию электронных документов в трансграничных отношениях. Важный шаг в этом направлении был сделан с появлением Конвенции ООН “Об использовании электронных сообщений в международных договорах” от 23.11.2005 г. Конвенция регламентирует электронное трансграничное взаимодействие применительно к коммерческим договорам.

Зарубежные законодатели стараются оперативно реагировать на необходимость гарантий того, что документы, направляемые органам власти и получаемые от них путем электронного обмена, доставлены адресату, что документы получены вовремя, и что в целях любого спора, который может возникнуть, существует соответствующий способ создания и представления требуемых по делу письменных доказательств.

В этой связи производится разработка и внесение в законодательство основных юридических конструкций, регламентирующих предоставление услуг третьей доверенной стороне, в том числе: управление ключами, управление сертификатами, идентификационные и аутентификацион-ные услуги, невозможность отказа от совершенных действий, службу времени, электронный нотариат и т.п.

Национальное законодательство зарубежных стран

При разработке национального законодательства, регламентирующего электронную торговлю и электронные подписи, зарубежные страны в целом восприняли положения типовых законов. Они вводились в действие различными способами: либо в форме единого законодательного акта, либо в форме отдельных положений, включаемых в действующие нормативные правовые акты.

Например, в Германии юридическое признание электронных документов осуществлено в общем законодательстве (Германском гражданском уложении, процессуальном законодательстве). Австралия в 1999 г. приняла закон об электронных сделках, который полностью вступил в силу 1 июля 2001 г.

В Канаде в 1999 г. был принят “Единообразный закон об электронной торговле”. В Ирландии в июле 2000 г. был принят Закон об электронной торговле. В Испании в 2002 г. принят Закон об услугах информационного общества и электронной торговле. В Южной Корее в 2001 г. был принят закон “Об электронной торговле”.

В Гонконге 7 января 2000 г. был издан “Ордонанс об электронных сделках”. В Таиланде в апреле 2002 г. вступил в силу Закон об электронных сделках и электронной подписи. В 2002 г. законодательные акты “Об электронных сделках” были приняты в Турции и Пакистане.

Представляют также интерес консолидированные акты, посвященные как общим вопросам регулирования электронной торговли, в том числе электронным сделкам, так и применению электронных подписей, например, Федеральный закон США 2000 г. “Об электронных подписях в международной и внутренней торговле”; Закон “Об информационных технологиях”, принятый в 2000 г. В Индии.

Новые правила для компаний и ип с января 2022 года

Напомним, что с начала 2022 года начнут действовать новые статьи 17.2 и 17.3 Федерального закона от 06.04.11 № 63-ФЗ «Об электронной подписи» (изменения внесены Федеральным законом от 27.12.19 № 476-ФЗ). Из них следует, что подписать документы юрлица или ИП можно будет двумя способами:

  1. При помощи сертификата, выданного руководителю компании или ИП. Такой сертификат можно получить только в ФНС или в ее доверенном удостоверяющем центре (УЦ). Сертификат выдается в единственном экземпляре, пользоваться им вправе только тот, кто в него вписан: руководитель юрлица или предприниматель.
  2. При помощи сертификата, полученного сотрудником или другим лицом, уполномоченным подписывать бумаги компании или ИП (к примеру, бухгалтером). Такой сертификат выдается на имя физлица. Получить его можно в коммерческом УЦ. К документу необходимо приложить машиночитаемую электронную доверенность, подписанную квалифицированной ЭП компании или ИП.

Экстерн
Бесплатно сдать отчетность с сертификатом аккредитованного удостоверяющего центра

Объявлен переходный период

Как быть с подписями, которыми организации и ИП пользуются сейчас? Останутся ли они действительными после наступления 2022 года? Или от них придется отказаться, а взамен получить сертификаты в ФНС или ее доверенном УЦ?

На эти вопросы ответили специалисты Минцифры в письме от 10.08.21 № ОП-П15_085-33604. Чиновники разъяснили, что предусмотрен переходный период. Он предполагает, что в общем случае сертификаты, полученные до 2022 года, можно использовать до окончания срока их действия.

Но здесь есть свои нюансы. Нужно учитывать, получил ли коммерческий УЦ, выдавший сертификат, аккредитацию по новым правилам. И если получил, то когда (см. табл.).

Электронная подпись
Заказать электронную подпись, которой можно будет пользоваться в 2022 году

Получить через час

Табл.

Как период использования УКЭП зависит от аккредитации выпустившего ее удостоверяющего центра

Аккредитация УЦ, выпустившего сертификат

До какой даты организации и ИП могут использовать свою УКЭП

УЦ получил аккредитацию по новым правилам до 1 июля 2021 года

до окончания срока действия сертификата

УЦ получил аккредитацию по новым правилам после 1 июля 2021 года

– до окончания срока действия сертификата, если он выпущен до 1 июля 2021 года, либо после даты получения аккредитации;

– сертификат вообще нельзя использовать, если он выпущен в период с 1 июля 2021 года до даты получения аккредитации

УЦ не получил аккредитацию по новым правилам

по 31 декабря 2021 года включительно

Сравнительный анализ использования эп в россии и за рубежом

Начать анализ использования ЭП за рубежом хотелось бы с рассмотрения электронного документооборота Соединённых Штатов Америки. В США также как и в России электронная подпись снабжается сертификатом. Сразу хотелось бы отметить важную деталь: данный сертификат представляет собой электронный документ, содержащий открытый ключ, данные о владельце и об организации, выдавшей сертификат. Он подписывается электронной подписью выдавшей организации. Таким образом, создаётся возможность установления своего рода цепочки верификации: в электронном сообщении отправляются несколько документов, как то непосредственно относящийся к цели документооборота и подписанный ЭП контрагента документ и сертификат с отрытым ключом, подписанный ЭП выдавшей организации. Получатель вначале проверяет с помощью публичного, общедоступного ключа сертификат, а затем с помощью открытого ключа из сертификата проверяет основной документ[1]. На мой взгляд, представление сертификата в виде электронного документа ускоряет документооборот, повышает его эффективность.

Другая особенность электронного документооборота в США – предложенный в 1991 г. стандарт цифровой подписи (digital signature standard), который предполагал создание отдельных сетей с использованием в них ЭП с симметричным шифрованием[2]. Этот стандарт был ориентирован на использование ЭП преимущественно в документообороте государственных органов, отсюда расчёт на создание отдельной сети каждого органа, доступной ограниченному кругу лиц. Симметричное шифрование, популярное на тот момент в США представляло собой единый ключ, которым обладали оба субъекта документооборота и, соответственно, оба могли подписывать и «снимать» подпись с документов. Уже тогда многим видны были перспективы ЭП, поэтому стандарт предусматривает привлечение частных компаний в сферу сетей ограниченного пользования и призывает к созданию подобных сетей компаниями, желающими участвовать в электронном документообороте с использованием ЭП. Вполне логично, что данное предложение не встретило одобрения и не прижилось в силу сопряжённых с ним значительных издержек и неудобств эксплуатации подобных сетей. Схожая норма есть и в российском 63-ФЗ, предусматривающем создание корпоративных информационных систем, которые, так же как и в США, являются относительно редкими.

Читайте также:  Как отражать в бухучете обеспечение заявки и контракта — Контур.Закупки

Также можно отметить наличие негосударственного регулирования в сфере электронного документооборота и использования электронной подписи, то есть то, что некоторые учёные называют проявлением гражданского общества. Это выразилось, например, в принятии Американской Ассоциацией Юристов (ABA) в августе 1996 г. «Рекомендаций» (“Guidelines”), в которых давались подробные указания по использованию ЭП[3]. В условиях отсутствия специального законодательства, «Рекомендации» имели не только практическое, но и догматическое значение, поскольку многие их положения легли в основу законодательных инициатив по регламентации использования ЭП. Стоит отметить, что и для России подобное регулирование, устанавливаемое снизу не новость – ежегодно проходят конференции и семинары, объединяющие технических специалистов, юристов, потенциальных и реальных пользователей электронной подписи. Помимо всего прочего, результатом данных мероприятий является выработка рекомендаций, возможных поправок в законодательство, обсуждение перспектив и проблем. Дело лишь в том, что слабое взаимодействие власти и общества не позволяет своевременно воплощать инновационные идеи, исходящие, как нетрудно убедиться, от квалифицированных и компетентных в вопросе людей.

Осветив некоторые аспекты использования ЭП в США, хотелось бы уделить внимание Азии, взяв за основу для анализа ситуации наиболее динамично развивающуюся азиатскую страну – Китай. Учёные выделяют ряд необходимых для электронного документооборота и коммерции требований к электронным сообщениям: достоверность, целостность, конфиденциальность и невозможность отказа или аннулирования[4]. Разумеется, возможность электронных сообщений соответствовать этим требованиям ставится под сомнение уже в силу отсутствия гарантии того, что ЭП использована именно её законным обладателем. Говоря об алгоритмах ЭП, автор разделяет симметричную и асимметричную системы. Как уже упоминалось выше, симметричная система создаёт ряд дополнительных затрат, кроме того увеличивается риск утраты тайны ключа, поэтому автор предлагает к рассмотрению инфраструктуру открытых ключей[5] (PKI – Public Key Infrastructure), служащую для функционирования асимметричной системы, наиболее широко применяющейся сейчас. Однако для Китая, как логично следует из рассуждений автора, проблема конкуренции двух систем всё ещё существует, почему и высказываются сомнения в обоснованности использования симметричной системы.

Инфраструктура открытых ключей, по мнению учёного, гарантирует достоверность, целостность и конфиденциальность электронных сообщений. Тем не менее, под сомнение ставится невозможность отказаться от подписанных сообщений, однако, это обстоятельство является позитивным для владельца ЭП, позволяя отказаться от заключённых без его воли обязательств, и негативным для получателя сообщения, который может нести убытки в связи с отзывом сообщения. В данном случае необходим баланс интересов, но он, очевидно, не достижим, поэтому единственный вариант решения – совершенствование средств защиты ЭП.

Интересны выделяемые подходы к законодательству об электронной подписи:

  1. Прескриптивная модель, созданная в США и критикуемая за высокий уровень защиты удостоверяющих органов при низкой защите потребителей – субъектов электронного документооборота[6].
  2. Минималистская модель, также созданная в США, подходящая, по мнению автора, скорее для систем общего права, поскольку оставляет свободу для рынка определять, какие технологии войдут в практику. Более того, модель предполагает простое уравнивание собственноручной и электронной подписей, полагаясь на судей, тогда как в Китае судьи не обладают такой компетенцией, как американские[7].
  3. Гибридная модель, созданная ООН, которая предусматривает приравнивание электронной подписи к собственноручной только в случае соответствия документа вышеназванным требованиям, что подчёркивается автором, как достоинство модели[8].

Основными проблемами применения ЭП в Китае являются отсутствие единой системы удостоверяющих органов и единой законодательной базы, различающейся от провинции к провинции. Что характерно, первая из названных проблем присутствует и в России. Некоторые учёные полагают, что диспозитивное регулирование отношений электронного документооборота в китайских правовых условиях неприемлемо, а значит необходимо принятие императивного закона, устанавливающего единые рамки для всей страны.

Продолжая анализ мировой практики использования ЭП, остановимся на Австралии, где электронная подпись также является одним из неотъемлемых атрибутов бизнеса. Рассматривая ситуацию более подробно, мы увидим общемировые тенденции, так, Стив Орловски выделяет модели электронного документооборота: открытую и закрытую[9]. Суть в том, что в открытой модели достаточно простого обмена ключами, тогда как в закрытой модели необходимо предварительное соглашение сторон. Выделяется и третья модель – открытая, но ограниченная. Она нам хорошо знакома по российской действительности: между двумя сторонами стоит посредник, своего рода идентификатор – удостоверяющий центр (далее – УЦ). Автор видит тенденцию в продвижении от закрытых моделей к открытым, посредством открытой, но ограниченной модели. В свете вопросов глобализации эти аналогичные во всех странах процессы наводят на мысль о формировании единого экономического пространства. Кроме того, С. Орловски приводит различение технологий защиты на симметричные, асимметричные, биометрические и предлагает совместное их использование. При этом, он отмечает некоторое неудобство симметричных и биометрических технологий (необходимость регистрации). Также С. Орловски поднимает проблемы аккредитации государством УЦ и межгосударственного признания выданных внутри конкретной страны ЭП[10]. В целом, проблемы идентичны тем, что мы находим в России и других странах.

Следующим пунктом нашего анализа будет африканский регион и рассмотрим мы его на примере Туниса. Законодатель Туниса во многом ориентировался на первый в мире закон об электронной подписи, принятый в США в штате Юта в 1995 г. Однако в законодательстве Туниса оставлено больше свободы: наряду с цифровой могут использоваться другие типы электронной подписи[11]. Как и большинство других стран Тунис воспринял модель, названную С. Орловски открытой, но ограниченной. Но есть и существенное отличие: закон Туниса предусматривает аккредитацию (лицензирование) всех УЦ. Это значит, что не существует множественности в расценках, оформлении, обеспечивается высокая степень защиты электронных подписей. Система достаточно централизована: УЦ подчиняются Национальному Агентству по Электронной Сертификации (НАЭС)[12], которое, в свою очередь, подчинено Министерству Телекоммуникаций. Таким образом, между министерством и УЦ создан буфер, осуществляющий менеджериальные функции, тот самый, который предлагается российскими юристами, разрабатывающими эту проблему, под названием федеральный УЦ. Кроме всего прочего, предусматривается разграничение ответственности УЦ и владельца ЭП, предусматриваются финансовые гарантии; важное место занимает защита стороны договора, потребителя, когда их контрагент использует ЭП. Как и в других странах предусматривается признание ЭП, полученных за рубежом.

Наконец мы подошли к рассмотрению практик использования ЭП в Европе. Мы сознательно освещаем данный вопрос последним, поскольку считаем Европу регионом, где наиболее развит электронный документооборот и, соответственно, шире простор для нашего исследования. Именно в Европе возник и получил распространение тип документооборота, названный открытым, но ограниченным. Более того, развитие криптографических методов защиты информации связано с признанием несовершенной симметричной системы и созданием асимметрии ключей. В настоящее время ставятся вопросы создания общеевропейского правового и экономического пространства, в рамках которого необходимы признаваемые всеми сертификаты ЭП. Вопрос в том, насколько жёсткой должна быть структура УЦ, должны ли УЦ проходить обязательную аккредитацию[13]. Юристами предлагается допустить существование как аккредитованных, так и не аккредитованных УЦ, при этом предполагается, что страны с обязательной аккредитацией должны признавать ЭП, выданные в странах, где действуют не аккредитованные УЦ. Очевидно, такое положение оставляет свободу международных договорённостей, что непререкаемо в силу суверенитета государств, но с другой стороны становится препятствием к установлению  единых европейских стандартов. Как бы то ни было, большинство авторов призывают к международному сотрудничеству, единству правового регулирования и рациональным решениям в принятии стандартов электронного документооборота.

Разумеется, в данной работе мы не можем умолчать о Директиве ЕС 1999/93 Европарламента и Совета от 13 декабря 1999 г. «О создании в Сообществе основы для применения электронных подписей»[14]. Этот документ был призван стандартизировать применение ЭП в странах ЕС, что и было реализовано на практике, более того, многие страны, не являющиеся членами ЕС построили собственное законодательство, основываясь на положениях директивы.

Следует отметить, что несмотря на некоторые неясности и ошибочное восприятие отдельных положений названного документа, общие тенденции его рецепции в национальные правовые системы характеризуются положительно. Итак, возникновение отдельных проблем, связанных с международным использованием ЭП, обуславливается незначительными неточностями и возможными пробелами законодательства, устраняемыми в ходе судебных разбирательств по подобным делам.

На наш взгляд, Россия не должна дистанцироваться от зарубежных стран, особенно в вопросах, касающихся любых достижений, в том числе достижений правовой мысли. Наши законодатель и правительство должны воспринимать новейшие тренды развития и, выделяя лучшие, проецировать их в российскую действительность. Например, говоря об электронной подписи в США, мы упомянули два принципиальных момента. Первый – представление сертификата ЭП в электронном виде, заимствование этой практики положительно отразилось бы на скорости документооборота и снизило ряд иных затрат. Второй момент – сотрудничество власти и общества, по крайней мере в плане подготовки проектов и консультаций о своевременности и необходимости нововведений. Как уже говорилось выше, наши учёные и бизнесмены способны выдвинуть множество концепций и проектов преобразований для совершенствования электронного документооборота, в частности, института ЭП. В рамках сказанного предполагается проведение семинаров, конференций, иных научных мероприятий; возможна и приветствуется практика предложения указанными конференциями и семинарами разработанных ими резолютивных документов, проектов нормативных актов в качестве законопроектов депутатам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Следовательно, присутствие депутатов ГД на таких мероприятиях крайне важно для сотрудничества государства и общества, а равно и для наилучшего выражения парламентариями воли населения. Кроме того, необходима подготовка IT-специалистов, компетентных в экспертизе электронных документов, шифровании, экспертизе серверов Интернет. При достаточном количестве таких специалистов можно обеспечить высокий уровень судебной защиты субъектов документооборота, при участии судебных или независимых IT-экспертов. Говоря об использовании ЭП в Тунисе, мы упоминали о федеральном УЦ, однако, спецификой Туниса является высокая автономность аналогичного агентства. Возможно, в российских условиях уместно создавать не подведомственный министерству, а только подотчётный ему ФУЦ, действующий на частных началах и занимающийся аккредитацией и контролем УЦ. Наконец, важно сказать о международном сотрудничестве: Россия не должна оставаться за пределами Европы, поэтому для развития российского бизнеса необходимо приближение законодательства России к европейскому. Законодатель может ориентироваться на вышеупомянутую Директиву ЕС, трансформируя правовые нормы. Наряду с этим, заключение международных договоров с государствами-членами ЕС о признании ЭП, выданных российскими УЦ также представляет первостепенную задачу экономической интеграции России в ЕС.  

Читайте также:  Электронные подписи – ЭЦП SHOP 🚩 Центр выдачи ЭЦП

Статья 14 ошибки в электронных сообщениях

1. В случаях, когда какое-либо физическое лицо допускает ошибку при вводе информации в электронное сообщение, являющееся предметом обмена с автоматизированной системой сообщений другой стороны, и эта автоматизированная система сообщений не предоставляет этому лицу возможности исправить ошибку, такое лицо или сторона, от имени которой действовало это лицо, имеет право отозвать ту часть электронного сообщения, в которой была допущена ошибка при вводе информации, если:

a) это лицо или сторона, от имени которой действовало это лицо, уведомляет другую сторону об ошибке в кратчайший возможный срок после обнаружения ошибки и указывает, что в электронном сообщении им была сделана ошибка; и

b) это лицо или сторона, от имени которой действовало это лицо, не использовали полученные от другой стороны товары или услуги, если таковые имеются, и не получали от них никакой материальной выгоды или стоимости.

2. Ничто в настоящей статье не затрагивает применения любой нормы права, которая может регулировать последствия любых ошибок, кроме как это предусматривается в пункте 1.

Статья 17 участие региональных организаций экономической интеграции

1. Региональная организация экономической интеграции, учрежденная суверенными государствами и обладающая компетенцией в отношении некоторых вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией, может также подписать, ратифицировать, принять или утвердить настоящую Конвенцию или присоединиться к ней.

В этом случае региональная организация экономической интеграции имеет права и несет обязательства Договаривающегося государства в той мере, в которой эта организация обладает компетенцией в отношении вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией.

В случаях, когда для настоящей Конвенции имеет значение число Договаривающихся государств, региональная организация экономической интеграции не считается Договаривающимся государством в дополнение к ее государствам-членам, которые являются Договаривающимися государствами.

2. Региональная организация экономической интеграции в момент подписания, ратификации, принятия, утверждения или присоединения делает заявление депозитарию с указанием вопросов, которые регулируются настоящей Конвенцией и в отношении которых этой организации передана компетенция ее государствами-членами.

Региональная организация экономической интеграции незамедлительно уведомляет депозитария о любых изменениях в распределении компетенции, указанном в заявлении, сделанном в соответствии с настоящим пунктом, в том числе о новых передачах компетенции.

3. Любая ссылка на «Договаривающееся государство» или «Договаривающиеся государства» в настоящей Конвенции относится в равной степени к региональной организации экономической интеграции, когда этого требует контекст.

4. Настоящая Конвенция не имеет преимущественной силы в случае коллизии с любыми нормами какой-либо региональной организации экономической интеграции, применяемыми в отношении сторон, соответствующие коммерческие предприятия которых находятся в государствах-членах любой такой организации, как это указывается в заявлении, сделанном в соответствии со статьей 21.

Статья 18 последствия для внутригосударственных территориальных единиц

1. Если Договаривающееся государство имеет две или более территориальные единицы, в которых применяются различные системы права по вопросам, являющимся предметом регулирования настоящей Конвенции, то оно может в момент подписания, ратификации, принятия, утверждения или присоединения заявить, что действие настоящей Конвенции распространяется на все его территориальные единицы или только на одну или несколько из них, и может изменить свое заявление путем представления другого заявления в любое время.

2. Эти заявления доводятся до сведения депозитария, и в них должны прямо указываться территориальные единицы, на которые распространяется действие Конвенции.

3. Если в силу заявления, сделанного в соответствии c настоящей статьей, действие настоящей Конвенции распространяется на одну или несколько территориальных единиц, но не на все территориальные единицы Договаривающегося государства, и если коммерческое предприятие стороны находится в этом государстве, то для целей настоящей Конвенции считается, что это коммерческое предприятие не находится в Договаривающемся государстве, если только оно не находится в пределах территориальной единицы, на которую распространяется действие настоящей Конвенции.

4. Если Договаривающееся государство не делает никакого заявления в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, действие настоящей Конвенции распространяется на все территориальные единицы этого государства.

Статья 20 обмен сообщениями согласно другим международным конвенциям

1. Положения настоящей Конвенции применяются к использованию электронных сообщений в связи с заключением или исполнением договора, к которому применяется любая из нижеследующих международных конвенций, договаривающимся государством которых является или может стать Договаривающееся государство настоящей Конвенции:

2. Положения настоящей Конвенции применяются далее к электронным сообщениям в связи с заключением или исполнением договора, к которому применяется другая международная конвенция, договор или соглашение, которые прямо не упомянуты в пункте 1 настоящей статьи и договаривающимся государством которых является или может стать Договаривающееся государство настоящей Конвенции, если только это государство не заявило в соответствии со статьей 21, что оно не будет связано настоящим пунктом.

3. Государство, которое делает заявление согласно пункту 2 настоящей статьи, может также заявить, что оно, тем не менее, будет применять положения настоящей Конвенции к использованию электронных сообщений в связи с заключением или исполнением любого договора, к которому применяется указанная международная конвенция, договор или соглашение, договаривающимся государством которых является или может стать это государство.

4. Любое государство может заявить, что оно не будет применять положения настоящей Конвенции к использованию электронных сообщений в связи с заключением или исполнением договора, к которому применяется любая международная конвенция, договор или соглашение, которые указаны в заявлении этого государства и договаривающимся государством которых является или может стать это государство, включая любую из конвенций, упомянутых в пункте 1 настоящей статьи, даже если такое государство не исключило применения пункта 2 настоящей статьи путем заявления, сделанного в соответствии со статьей 21.

Статья 21 процедура и последствия заявлений

1. Заявления в соответствии с пунктом 4 статьи 17, пунктами 1 и 2 статьи 19 и пунктами 2, 3 и 4 статьи 20 могут быть сделаны в любой момент. Заявления, сделанные в момент подписания, подлежат подтверждению при ратификации, принятии или утверждении.

2.  Заявления и их подтверждения должны делаться в письменной форме и официально сообщаться депозитарию.

3. Заявление вступает в силу одновременно со вступлением в силу настоящей Конвенции в отношении соответствующего государства. Однако заявление, официальное уведомление о котором депозитарий получает после такого вступления в силу, вступает в силу в первый день месяца по истечении шести месяцев после даты его получения депозитарием.

4. Любое государство, сделавшее заявление согласно настоящей Конвенции, может в любое время изменить это заявление или отказаться от него путем официального уведомления в письменной форме на имя депозитария. Такое изменение или такой отказ вступает в силу в первый день месяца по истечении шести месяцев после даты получения этого уведомления депозитарием.

Статья 4 определения

Для целей настоящей Конвенции:

a) «сообщение» означает любое заявление, декларацию, требование, уведомление или просьбу, включая оферту и акцепт оферты, которые сторонам требуется сделать или которые они решают сделать в связи с заключением или исполнением договора;

b) «электронное сообщение» означает любое сообщение, которое стороны передают с помощью сообщений данных;

c) «сообщение данных» означает информацию, подготовленную, отправленную, полученную или хранимую с помощью электронных, магнитных, оптических или аналогичных средств, включая электронный обмен данными, электронную почту, телеграмму, телекс или телефакс, но не ограничиваясь ими;

d) «составитель» электронного сообщения означает какую-либо сторону, которой или от имени которой электронное сообщение было отправлено или подготовлено до хранения, если таковое имело место, за исключением стороны, действующей в качестве посредника в отношении этого электронного сообщения;

Читайте также:  Инструкция по установке ЭЦП на компьютер (Росэлторг), настройка ЭТП

е) «адресат» электронного сообщения означает какую-либо сторону, которая, согласно намерению составителя, должна получить электронное сообщение, за исключением стороны, действующей в качестве посредника в отношении этого электронного сообщения;

f) «информационная система» означает систему для подготовки, отправления, получения, хранения или иной обработки сообщений данных;

g) «автоматизированная система сообщений» означает компьютерную программу или электронные или другие автоматизированные средства, используемые для инициирования какой-либо операции или ответа на сообщения данных или действия, полностью или частично, без просмотра или вмешательства со стороны какого-либо физического лица всякий раз, когда этой системой инициируется какая-либо операция или готовится какой-либо ответ;

h) «коммерческое предприятие» означает любое место, в котором сторона сохраняет не носящее временного характера предприятие для осуществления иной экономической деятельности, чем временное предоставление товаров или услуг из конкретного места.

Статья 6местонахождение сторон

1. Для целей настоящей Конвенции коммерческим предприятием какой-либо стороны считается место, указанное этой стороной, если только другая сторона не докажет, что сторона, сделавшая такое указание, не имеет коммерческого предприятия в этом месте.

2. Если какая-либо сторона не указала коммерческого предприятия и имеет более одного коммерческого предприятия, коммерческим предприятием для целей настоящей Конвенции является то, которое с учетом обстоятельств, известных сторонам или предполагавшихся ими в любое время до или в момент заключения договора, имеет наиболее тесную связь с этим договором.

3. Если физическое лицо не имеет коммерческого предприятия, принимается во внимание его обычное местожительство.

4. Какое-либо местонахождение не является коммерческим предприятием лишь в силу того, что в этом месте: а) находятся оборудование и технические средства, поддерживающие информационную систему, используемую какой-либо стороной в связи с заключением договора; или b) эта информационная система может быть доступна для других сторон.

5. То обстоятельство, что какая-либо сторона использует доменное имя или адрес электронной почты, связанное с какой-либо конкретной страной, не создает само по себе презумпции, что ее коммерческое предприятие находится в этой стране.

Типовые законы “об электронной торговле” и “об электронных подписях”

В первую очередь унификация происходила посредством разработки типовых законов ЮНСИТРАЛ “Об электронной торговле” и “Об электронных подписях”, в которых установлен ряд важнейших принципов.

Во-первых, предусматривается, что информация не может быть лишена юридической силы, действительности или исковой силы на том лишь основании, что она составлена в форме электронного сообщения. Во-вторых, электронное сообщение может удовлетворять требованию о письменной форме, если содержащаяся в нем информация является доступной для ее последующего использования. Наконец, электронное сообщение может считаться подлинным, если:

  • имеются надежные доказательства целостности информации с момента, когда она была впервые подготовлена в ее окончательной форме;
  • эта информация может быть продемонстрирована лицу, которому она должна быть предъявлена.

В отношении электронной подписи требование о наличии подписи считается выполненным, если:

  • использован какой-либо способ для идентификации лица и указания на то, что лицо согласно с информацией, содержащейся в сообщении;
  • этот способ является надежным и соответствующим цели, для которой электронное сообщение было подготовлено или передано.

Типовой закон “Об электронных подписях” предлагал использовать любой метод создания электронной подписи, который отвечает установленным требованиям надежности (технологическая нейтральность). Основной задачей типовых законов являлось утверждение единых подходов при разработке национальных законов в данных областях.

Зарубежные законодатели стараются оперативно реагировать на необходимость гарантий того, что документы, направляемые органам власти и получаемые от них путем электронного обмена, доставлены адресату, что документы получены вовремя, и что в целях любого спора, который может возникнуть, существует соответствующий способ создания и представления требуемых по делу письменных доказательств.

Принятый в 2009 г. модельный закон СНГ “Об электронной торговле” воспринял базовые подходы, закрепленные в типовых законах ЮНСИТРАЛ “Об электронной торговле” и “Об электронных подписях”, а также в Конвенции ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах.

Требования, которые предъявляются к уц с 01 июля 2021 года

Напомним читателям, что это за новые, более строгие требования, предъявляемые к Удостоверяющим центрам.

Согласно новым правилам (изменения к Федеральному закону № 63 «Об электронной подписи» (в ред. от 27.12.2021 № 476-ФЗ):

  • уставный капитал УЦ (1 млрд руб. вместо 7 млн руб.) и сумма гарантированного возмещения ущерба должна быть выше, чем прежде;
  • аккредитация проходит в два этапа с обязательным прохождением Правительственной комиссии, в состав которой входят представители Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ, ФНС, ФСБ и других служб;
  • новая аккредитация выдается на срок не 5 лет, а только 3 года;
  • за умышленно неправомерные действия сотрудников УЦ при выдаче электронной подписи введена уголовная ответственность;
  • ужесточены требования к деловой репутации удостоверяющего центра.

Те удостоверяющие центры, которые не прошли аккредитацию согласно новым правилам, не смогут с 1 июля 2021 года выдавать электронные подписи.

Еще одно нововведение: с 1 июля стартовала выдача сертификатов ЭП для директоров (ЕИО) организаций и ИП через ФНС. С 1 января 2022 года к налоговой службе полностью переходит контроль за выдачей этим лицам электронных подписей.

Многие Удостоверяющие центры просто перестали работать и закрылись. Но есть те, кто вопреки закону продолжают выдавать электронные подписи.

Так, недавно специалистами Калуга Астрал в сервисе для сдачи отчетности Астрал Отчет 5.0 был замечен сертификат от Удостоверяющего Центра ООО «МЦСП-ГРУПП», хотя компания уже лишена аккредитации.

Проверяем информацию на сайте Минцифры: аккредитация была досрочно прекращена 09.08.2021 г.:

А еще раньше она была приостановлена (с этого момента выдавать подписи УЦ не имел право):

Мы проверили еще несколько УЦ, потерявших с июля 2021 г. аккредитацию, но их сайты продолжают функционировать и, как ни в чем не бывало, предлагать услуги.

1) Удостоверяющий Центр «КонсультантЪ» (г. Томск).

2) ООО «Тюменский удостоверяющий налоговый центр» (г.Тюмень).

3) ООО «Центральный Удостоверяющий Центр» (г. Москва).

Поэтому перед тем, как подписывать договор, убедитесь, что УЦ находится в актуальном списке аккредитованных удостоверяющих центров и продаст вам сертификат электронной подписи законно.

Если ваш УЦ сейчас потерял аккредитацию, то все выданные им электронные подписи перестают работать. Владельцам таких ЭЦП следует получить новые сертификаты у проверенных центров.

Удостоверяющие центры, прошедшие аккредитацию

Список аккредитованных на сегодняшний день Удостоверяющих центров можно посмотреть на официальном сайте Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ.

Назовем центры, которые на сегодня уже прошли аккредитацию и продолжают работу в 2021 г.:

  1. УЦ «Тензор» (приказ Минцифры России от 30.12.2020 № 807);
  2. УЦ «Такском» (решение Правительственной комиссии, протокол от 18.05.2021 № 2);
  3. СКБ Контур (решение Правительственной комиссии; протокол от 21.06.2021 № 3);
  4. ООО «КОРУС Консалтинг СНГ» (решение Правительственной комиссии; протокол от 01.07.2021 № 5);
  5. ПАО «Сбербанк России» (решение Правительственной комиссии; протокол от 01.07.2021 № 5);
  6. УЦ «Калуга Астрал» (решение Правительственной комиссии, протокол от 20.07.2021 № 6);
  7. АО «Единая электронная торговая площадка» (решение Правительственной комиссии, протокол от 20.07.2021 № 6);
  8. ООО «Научно-производственный центр «1С» (решение Правительственной комиссии, протокол от 20.07.2021 № 6);
  9. Удостоверяющий центр «Росэлторг» (решение Правительственной комиссии, протокол от 22.07.2021, № 6).

УЦ АО Калуга Астрал получил аккредитацию по новым правилам. Компания подтвердила соответствие всем требованиям законодательства и надежную деловую репутацию.

Эдо в законодательстве ес

В Европейском союзе были приняты  следующие базовые
нормативные документы. Директива 97/7/ЕС от 20 мая 1997 г. осуществила признание контрактов, заключаемых с использованием дистанционных средств, юридически действительными. Директива 2000/31/ЕС от 8 июня 2000 г. по определенным правовым аспектам сферы информационных услуг, в частности электронной коммерции на интернет-рынке, признает заключение контрактов посредством электронных средств.

В законодательстве зарубежных стран закреплена возможность применения электронных документов, которые отвечают требованиям, предъявляемым к письменным документам, если обеспечивается их аутентификация. В этом случае электронные документы рассматриваются как документы в письменной форме и приравниваются к ним по правовым последствиям.

Директива 1999/93/EC об электронных подписях была издана с целью обеспечения юридического признания электронных подписей и создания единых условий для использования электронных подписей и связанных с ними услуг. Директива предусматривает три вида  электронных  подписей: простая подпись, которая служит для идентификации и установления подлинности данных (например, имя лица под электронным сообщением); усиленная электронная подпись и так называемая “квалифицированная электронная подпись” (основанная на квалифицированном сертификате, созданная с применением безопасного устройства для создания подписи и отвечающая требованиям, установленным приложениями к директиве).

Директива устанавливает, что квалифицированная электронная подпись отвечает всем юридическим требованиям к собственноручной подписи и что она признается доказательством при судебном разбирательстве в той же степени, что и собственноручная подпись в отношении традиционных документов.

Положения директивы были включены в законодательство всех государств-членов Союза. При этом электронный документ рассматривается как письменное доказательство и является допустимым, если он позволяет идентифицировать его с лицом, от которого он происходит, без нарушения целостности самого документа.

Использование электронных подписей и ссылки на директиву 1999/93/ЕС содержатся в нескольких других принятых директивах. Дирек тива 2001/115/ЕС создает возможность посылать счета-фактуры (invoices) электронным способом. В этом случае подлинность источника и целостность содержания могли бы быть подтверждены усиленной электронной подписью.

Интересно, что в результате исследования правовых и рыночных вопросов электронных подписей, проведенного в Европейском союзе, было установлено, что квалифицированные электронные подписи используются значительно меньше, чем ожидалось, и их рынок недостаточно развит.

Оцените статью
ЭЦП Эксперт
Добавить комментарий

Adblock
detector